Закон споткнулся об аффинированное золото: одни положения противоречат другим

    Законопроект «О драгоценных металлах» должен стимулировать инвестиционную активность юридических и физических лиц за счет отмены НДС и обеспечить аффинажные мощности Республики Казахстан сырьем. Пока же рынок золота как инвестиционного инструмента в Республике Казахстан находится в зачаточном состоянии, а возврат золота из стран, входящих в ЕАЭС, может так и не состояться. 

    Проект закона Республики Казахстан «О драгоценных металлах и драгоценных камнях», презентованный на прошлой неделе вице-министром по инвестициям и развитию Альбертом Рау, должен стимулировать инвестиционный спрос на аффинированное золото со стороны банков второго уровня (БВУ) и физлиц, а также способствовать росту аффинажа на территории Казахстана. 
     

    НДС – оборотное зелье для инвестиционного золота 
    Первая цель должна быть достигнута за счет отмены НДС на покупку инвестиционного золота.

    Пока не принята новая версия закона, от НДС освобождается инвестиционное золото в слитках, весом не более 32 тройских унций (995,3 г). «Сейчас предлагается это ограничение исключить и освободить инвестиционное золото от НДС вне зависимости от его веса, т.е. стоимость инвестиционного золота любого веса подлежит освобождению от НДС», – пояснили «Къ» в МИР РК.

    Несмотря на действующее ограничение в налоговом законодательстве, на практике оно не работает. Поэтому, когда за налоговый период реализуется больше 32 тройских унций, возникают казусные моменты. «К примеру, с начала нового года продавец реализует 32 слитка весом по 1 тройской унции без НДС. При необходимости реализации 33-го слитка и более продавцу необходимо будет начислить НДС не только на 33-й слиток, но и на предыдущие 32 слитка, которые уже давно реализованы и по которым НДС не был включен в стоимость реализации. В таком случае необходимо либо начиная с реализации первого слитка включать в стоимость реализации НДС, либо данную нагрузку полностью возложить на 33-го покупателя, поскольку неизвестно, сколько в будущем еще будет реализовано слитков (возможно больше и не будет покупателей)», – пояснили в МИР РК. 

    Отмена НДС – новость не революционная: в соответствии с международной практикой, сделки, связанные с оборотом инвестиционного золота, НДС не облагаются.

    Пока емкость рынка невелика: по данным годовых отчетов за 2013 год (более свежих данных нет) банков второго уровня (БВУ) РК, только у трех оказались активы в драгоценных металлах. Совокупный объем этих активов составил 18 млрд тг или, по курсу на 31 декабря 2013 года – $117,3 млн. В пересчете на металл эта сумма эквивалентна 97,38 тыс. унций (цена на золото 31 декабря 2013 года составила $1204,5 за унцию) или чуть более 3 тонн золота. Для сравнения – Нацбанк РК приобрел в 2014 году 27,27 тонны золота. «На практике объем продажи золота любого банка потенциально может намного превышать 32 тройских унции. Однако данный вид бизнеса остается ограниченной нишей для банков, о чем свидетельствуют низкие объемы реализации», – подтвердили в МИР РК.

    По мнению директора Центра макроэкономических исследованийОлжаса Худайбергенова, инвестировать в золото могут себе позволить 10–15 тысяч человек. 
    Металлические счета пока есть у «Казкома» и «Халык банка». По данным «Казкома» за 2013 год, объем средств на них составляет 2,491 млрд тг. Это соответствует 418,7 кг. «Халык банк», как отмечается в отчете банка за 2013 год, «не активно торгует драгоценными металлами. По состоянию на 31 декабря 2013 года, значительная сумма драгоценных металлов была размещена в банке, что в свою очередь вызвало увеличение остатка по драгоценным металлам по состоянию на 31 декабря 2013 года на сумму 16,857 млн тенге (31 декабря 2012 года – 1,646 млн тенге). Этот счет был закрыт в течение 1 месяца после отчетной даты».

    По мнению Олжаса Худайбергенова, отмена НДС на оборот золота не приведет к значимым изменениям в обороте золота. «Это просто приведение нормы в соответствии с международной практикой, где покупка и продажа инвестиционного золота не облагается НДС. Но в целом, обороты, если и вырастут, то ненамного, так как на самом деле золото – очень волатильный актив, причем еще более непредсказуемый по цене, чем нефть. Я вообще не рекомендую вкладывать в золото даже тем, кто себя относит к среднему классу. В краткосрочном и среднесрочном плане от него могут быть только убытки», – считает он.

    Инвестбанки также считают, что золото ждет «медвежий» тренд. Так, аналитики Goldman Sachs спрогнозировали, что золото упадет до $1 тыс. за унцию к концу 2016 года. Их прогноз относительно средней цены на золото в перспективе 3, 6 и 12 месяцев – $1,290/унц., $1,270/унц. и $1,175/унц. соответственно. Прогноз Barclays на 2015 год – $1,170/унц. Аналитики Лондонской биржи металлов считают, что в 1 полугодии 2015 года средняя цена золота будет составлять $1218/унц., а в среднем в 2015 году – $1211/унц. Средняя цена на золото в 2014 году, напомним, составила $1267/унц.

    Возвратные действия 
    С новшествами в законопроекте, касающимися отмены НДС на операции с аффинированным золотом, по крайней мере, все понятно. Другая норма – возврат аффинированного за рубежом золота, сырье для которого было произведено в Казахстане, обратно в Казахстан, вызывает недоумение даже у юристов.

    Итак, статья 9 законопроекта «О драгоценных металлах и драгоценных камнях» должна предусматривать обязательство переработки и/или аффинажа драгоценных металлов, сырьевых товаров, содержащих драгоценные металлы, на территории Республики Казахстан. Должна – потому что в пункте 1 статьи вообще не прописано, что «субъект производства» должен находиться именно на территории Республики Казахстан.

    Однако по умолчанию предполагается, что собственник золота обязан предоставить отказ от аффинажа от всех предприятий этого профиля в Республики Казахстана. Таковых сейчас три: Балхашский медеплавильный завод, где золото производится как попутный продукт, предприятия «Казцинка», а также заработавший, фактически, в 2014 году аффинажный завод в Астане, принадлежащий «Тау-Кен Самрук».

    Однако в статьях 7 и 8 законопроекта (регламентируют госконтроль за ввозом и вывозом драгметаллов и их особенности) отмечается, что все регламентирующие процедуры касаются только стран, не входящих в Евразийский экономический союз (ЕАЭС). Вывоз же в страны ЕАЭС никак не регламентируется. «Учитывая то, что предлагаемый запрет распространяется только в отношении вывоза в третьи страны и не ограничивает перемещение данных товаров во взаимной торговле со странами Таможенного союза, отечественные предприятия могут беспрепятственно вывозить и переработать сырье на аффинажных заводах стран Таможенного союза (ТС)», – подтвердили «Къ» в МИР РК. Почему речь в пояснении идет о ТС, а не ЕАЭС, в ведомстве не уточнили.

    Какое бы объединение ни имелось в виду, положения 7 и 8 статей противоречат положениям 9 статьи законопроекта, где никак не прописано, что «страны ЕАЭС» – это исключение, и вывозить туда золотосодержащие продукты можно. 
    По данным МИР, в 2014 году из Республики Казахстан было экспортировано в Россию 8,24 т. необработанного и полуобработанного золота (подробнее см. табл.). Однако относительно того, сколько именно было аффинировано золота в Республике Казахстан за 2014 год, данные расходятся. По сведениям МИР, – 27,271 тонн. По сведениям комитета по статистике – 26,68 т. Цена расхождения – 591 кг или $24 млн. 

    Импортер с непрописанным статусом 
    Наибольшие вопросы вызывает положение, которое прямо в законопроекте никак не прописано, но приводится в качестве пояснения: «приоритетное право государства на покупку аффинированного золота расширено и дополнено обязанностью собственника – импортера предлагать Национальному Банку Республики Казахстан аффинированное золото, переработанное на территории других стран».

    Вероятно, это пояснение сделано для пункта 4 статьи 9: «Аффинаж драгоценных металлов, сырьевых товаров, содержащих драгоценные металлы, прошедших необходимую переработку, осуществляемый вне территории Республики Казахстан, не влечет перехода права собственности на драгоценные металлы». 

    Однако следует понимать, что суть бизнеса аффинажных предприятий – не покупка драгметалла, а его переработка. Они предоставляют услуги по аффинажу точно так же, как НПЗ предоставляет услуги по переработке нефти в бензин, не становясь при этом собственником бензина. Иначе говоря, перемещение золотосодержащих продуктов на аффинаж нельзя назвать ни импортом, ни экспортом, так как отсутствует сделка по продаже товаров. «Понятие «импорт» подразумевает ввоз в Республику Казахстан. Если речь идет о вывозе золота из Республики Казахстан на аффинаж, то применимо понятие «экспорт». Экспорт с точки зрения таможенного регулирования означает вывоз из РК за пределы ЕАЭС, с точки зрения налогового законодательства – вывоз из РК в страны ЕАЭС и вывоз из РК за пределы ЕАЭС. Аналогично (только в отношении ввоза в РК) таможенная и налоговая точки зрения применяются к понятию «импорт», – разъяснил «Къ» советник юридической фирмы GRATA Ерболат Еркебуланов. Можно ли такого недропользователя при ввозе назад аффинированного золота в Республику Казахстан назвать «импортером», г-н Еркебуланов сказать затруднился. 

    С ним не согласна партнер юридической компании Integrites Светлана Штополь: «Такой собственник действительно является импортером – он импортирует именно «работы по переработке (аффинажу)», так как, согласно определению, данному в Законе Республики Казахстан «О валютном регулировании», импорт – реализация товаров, выполнение работ, оказание услуг нерезидентом резиденту)».

    Но такая трактовка все равно не может быть признана удовлетворительной: «Наряду с этим отметим, что пункт 1 статьи 10 законопроекта буквально говорит о том, что «Республика Казахстан имеет приоритетное право на заключение сделок по приобретению аффинированного золота с субъектами производства драгоценных металлов и лицами, ставшими собственниками аффинированного золота в результате переработки». Полагаем, что такая формулировка является некорректной и вносит некоторые противоречия и сложности при толковании и применении норм закона и, соответственно, требует доработки», – указала г-жа Штополь.

    В законопроекте есть еще один пробел. В нем никак не оговариваются сделки по купле-продаже необработанного и полуобработанного золота: руды, концентрата и слитков Доре. Ведь Нацбанк претендует только на аффинированное золото. Поэтому возможен такой сценарий: компания-недропользователь в РК (А) продает компании-недропользователю в РФ (Б) руду или концентрат. Это – не аффинаж, поэтому право собственности должно перейти. И, будучи резидентом этого другого государства, компания-покупатель может аффинировать золото в любой стране по своему усмотрению и не возвращать его Нацбанку.

    Эксперты подтвердили, что коллизия реальна: «Да, верно, в случае реализации руды или концентрата в пользу Б, последний становится собственником и не обязан возвращать золото в РК. Но для осуществления такой сделки А обязано прежде получить отказ от всех субъектов производства драгоценных металлов или подтверждение уполномоченного органа о наличии такого отказа», – пояснила Светлана Штополь.

    «Описанная ситуация возможна. Компания Б (покупатель) аффинирует золото, т.е. становится «лицом, ставшим собственником аффинированного золота в результате переработки». Оно становится обязанным по Закону Республики Казахстан соблюдать Порядок реализации. При этом в случаях, когда оно является неказахстанским юрлицом, законодатель наделяет рассматриваемый Закон экстратерриториальным действием. С практической точки зрения способ воздействия государства является неопределенным», – подтвердил и Ерболат Еркебуланов.

    Впрочем, он не исключил, что законодатель позже внесет в КОАП и (или) УК РК норму об ответственности недропользователей, допустивших нарушение иностранным Лицом (Собственником) порядка реализации, вменив ответственность за действия третьих лиц.  
     

    18353.jpg?40218353_1.jpg?402

    http://www.kursiv.kz/